История илимочного флота

В районе был свой речной порт. Прииск Суворовский (открыт в 1876 году, находился на берегу Теи в трех километрах от устья Енашимо) считался столицей илимочного флота. Здесь размещалась флотилия приискового управления и Северо-Енисейского золотопродснаба. Задачи этой флотилии заключались в доставке грузов с Вельмо-1, куда по весне приходил из Енисейска и Красноярска караван судов. В первые, после революции годы для заброски на Север грузов использовали самую разношерстную технику – баржи, катера, колесные пароходы… катер «Таежник» (кстати, его остов случайно нашли на вельминских берегах представители Енисейского пароходства в 1985 году) был способен буксировать по пять-шесть илимок с Подкаменной Тунгуски. И если позволяла вода, то он добирался и до Суворовского и даже Теи.

Нет точной информации, когда и в какие годы возникла идея доставки грузов в район путем Красноярск - Подкаменная Тунгуска – Вельмо. Этот путь видимо, освоен после 1917 года в годы Советской власти. Видимо, прежде чем везти груза на Вельмо, решался вопрос, как будут доставляться поступившие грузы до конечного пункта Тея  - это 145 км. На прииске Суворовский в 1920 годах была мастерская по изготовлению больших лодок, которые именовались илимками. Первые илимки, которые строили в те годы, были очень плохой конструкции: даже не загруженные глубоко сидели в воде.

В общем, как только заканчивалась караванная страда, в дело вступала илимочная флотилия, суда которой доставляли самый разнообразный груз в Тею, где находились склады продснаба и приискового управления. В мае, после ледохода, руководство водного транспорта в первую очередь направляло илимку с бригадой на зачистку берегов; делалось это для того, чтобы лошади могли беспрепятственно двигаться по берегу реки. Не каждая лошадь могла быть илимской, поэтому подбирали их тщательно.

Как правило, за весенне-летний сезон каждая илимка выполняла 8-10 рейсов. По сегодняшним меркам это трудно назвать серьезным результатом, ведь от Вельминской базы до Теи было всего сто двадцать километров. Но с учетом того, что один рейс длился 10-12 суток, чтобы добиться таких показателей, бригадам илимщиков требовалось немало усилий.  Это происходило примерно так. Вниз по течению (145 км) илимка плыла в летнее время двое суток, загружалась согласно своей очереди двое суток, вверх по течению добиралась пять суток, после прибытия на базу Тея разгружалась одни сутки, опять согласно очередности. Чаще всего плавали по три лодки, и первая илимка дожидалась, пока разгрузятся остальные. После разгрузки все три илимки связывали вместе нос  к корме, грузили их лошадьми и отправлялись обратно на Вельмо. Таким образом илимки работали с весны 20 мая до осени 10 октября. Команда илимки состояла из трех человек (лоцмана, носовщика илимки и коногона-тягальщика) и двух лошадей.

Плавали илимки по две и более, шли друг за другом на расстоянии около сотни метров. Подобное правило было введено не случайно: при низком уровне воды, когда на перекатах илимки садились на мель, снять их оттуда можно было только совместными усилиями, с помощью лошадей с другой илимки. Лоцману нужно было  очень хорошо знать фарватер, чтобы не «поймать бурундука» - так называлась ситуация, когда илимка оказывалась на мели. Средняя грузоподъемность большой лодки была около 4-5 тонн. Каждый груз требовал специфической укладки, особенно сложно было перевозить сено. Быт илимщиков был очень прост: в небольшой тесовой будке стояла маленькая железная печь, был деревянный топчан. Весной и осенью в ней было холодно, так что в илимщики шел не каждый - здоровье для этой работы требовалось изрядное. Илимочный флот золотопродснаба насчитывал десятки судов.

Водный транспорт приискового управления прекратил свою работу примерно в 1951-1952 годах. Катера, двадцатитонные баржи и часть изношенных, не подлежащих ремонту илимок были списаны.